Инок и мужик

12

Инок и мужик

Поднебесье заалело.
Птичьим гомоном запело.
Уж забрезжил тихий свет –
И приблизился рассвет.
Наклонились в росах травы
Средь зелёныя дубравы.
Солнце красное встаёт.
Путник по лесу идёт…

Не легка ему дорога.
Шаг за шагом, понемногу.
Посох плохонький в руке,
Да горбушка в узелке.
Слышал много от народа,
Что живёт монах у брода
Нелюдимо средь глуши
Для спасения души.

Не на торг и не на дело.
Мужикишко еле-еле
Шёл вопрос свой разрешить —
Диво-старца навестить,
Да на иноков согбенных
Просветлённых и смиренных
Поглядеть хоть раз один
Шёл в обитель ко святым.

Такова душа живая,
Раз вопрос её терзает,
Не уймётся, не заснёт,
Коль ответа не найдёт.
Разрешит судьбы сплетенья,
Вырвет с корнем все сомненья!
Ведь она всегда бодра
На искание добра.

Между тем уж день занялся;
И к итогу приближался
Многодневный трудный путь.
Можно будет отдохнуть.
Вот виднеется опушка,
Посреди неё церквушка.
Сердце рвётся из груди –
Кто там ходит впереди.

Поскорей бы к старцу в келью —
Это было его целью.
Да к ногам его припасть,
Да наплакаться бы всласть.
Только старца не заметно
И вокруг всё как-то бедно…
Два монаха молодых
Шли к нему в лаптях худых.

Поклонились они низко,
Встали поодаль, не близко.
«С чем пришёл, родимый брат?»
Так с поклоном говорят.
«Я пришёл к отцу святому,
Больше – ни к кому другому.
Только он мне даст ответ!
Есть здесь старец, или нет?»

«Как не быть, без старца туго».
Поглядели друг на друга.
«Вон, гляди через плетень —
Там, на грядках целый день
Нынче старец подвизался,
От обеда отказался».
«Авва Сергий там с утра…
«Ну, бывай же, нам пора».

Снова в землю поклонились
И спокойно удалились.
Мужичёк остался ждать,
У калитки куковать.
Дивно всё ему, в новинку.
Ждёт он старца невидимку.
Час прошёл – того всё нет.
Кто же даст ему ответ?

На душе слегка тревожно.
Подошел он осторожно.
И калитку приоткрыл…
Кто же в огороде был?
Где сияние святое,
Велелепье неземное?
Нету нимба над главой…
Старичок лишь там седой.

Раздосадовался путник.
Вот какие у них шутки.
Посмеялись надо мной,
Над мужицкой простотой!
И решил найти другого
Инока немолодого,
Должен точно тот сказать,
Где же старца отыскать.

Самый старый брат приветил,
Тихо путнику ответил:
«Коль не веришь никому,
Сам ступай тогда к нему.
Подожди ещё немного,
Ведь была длинней дорога.
Не серчай ты брат на нас,
Должен выйти он сейчас».

И калитка отворилась.
Братия вся расступилась.
Вышел дедушка седой,
Весь умаявшись с киркой.
Подошел и обнял гостя,
И к себе покликал в гости.
Там на лавку посадил,
Кислым квасом напоил.

Понемногу за беседой
Путник старичку поведал,
Что из дальних мест пришёл,
Но Святого не нашёл.
Видно прячется он где-то
Вдалеке от бела света.
Значит, даром пройден путь,
Смог меня он обмануть.

«Ты грустить не думай даже,
Бог тебе его покажет.
Сам узнаешь, кто есть кто.
Твой ответ — не далеко.
Место точно здесь такое –
Необычное святое…»
Только молвил это, вмиг
Раздался за дверью крик:

Князь приехал, выйди Отче!
Он тебя увидеть хочет.
Двери отперты и вот
Князь уже с коня встаёт.
Налетели его слуги,
Все отпрянули в испуге.
Князь себя перекрестил,
Три поклона положил.

И уже игумен властный,
А не дедушка несчастный.
Пред собранием предстал,
И спокойно отвечал.
Рады видеть тебя, княже,
Чем ты нынче нас обяжешь?

Что же странник наш убогий?
Оттеснили понемногу
От накрытого стола,
Где беседа мирно шла.
И опять ему обидно,
Что игумена не видно.
«Как же мне не повезло!
Всё сегодня мне назло!»

Буду здесь сидеть до ночи,
Но увижу его в очи.
Всё же здесь он, вот дела,
Знать удача не ушла.
Так он думал у порога,
И стемнело понемногу.
Князь пустился снова в путь,
Не остался отдохнуть.

Тихо стало, ни души.
Скит заснул в ночной тиши.
Вышел старец из сеней,
Странник наш туда скорей.
Тут он понял наконец-то,
Что игумен в рясе этот –
Есть тот седенький старик;
И пред ним главой поник.

«Как же мог тебя обидеть,
Не заметить, не увидеть!
Ты прости меня, Отец.
Всё я понял наконец.»
Старец бороду оправил,
На него свой взгляд направил,
И в мерцании светил
Так ему он говорил:

«Ты не зря пришёл сегодня.
В том была рука Господня.
Обо мне средь всех один
Ты по правде рассудил:
Не достоин славы Божьей,
Я всего лишь раб ничтожный.
Возвращайся-ка домой
Завтра утром. Бог с тобой».

Так сказал и поклонился,
В свою келью удалился.
А мужик один стоял,
Над ответом размышлял.
Получил он откровенье,
Что в смирении спасенье.
И отправился домой
Утром с чистою душой.
 

ПОДЕЛИТЬСЯ